Окно возможностей

Юбилярам посвящается


Не стало будущего

«Раньше в детстве впереди всегда было что-то яркое, неизвестное — ну жизнь. А сейчас я точно знаю, что будет потом — то же самое, что и сегодня. Заниматься буду тем же, в рестораны ходить те же, ну в другие такие же, на машине ездить примерно такой же.

Вместо будущего стало настоящее: просто есть настоящее, которое сейчас, и настоящее, которое будет потом. И главное, что мне мое настоящее-то нравится: машина хорошая, рестораны вкусные. Только будущего жалко».

(Андрей Макаревич, монолог из фильма «О чем говорят мужчины»).

Окно возможностей

Новорожденный – открытая для творчества еще ненаписанная книга, и перед ним лежит необъятное окно возможностей.

С двух-трех летнего возраста – начала социализация ребенка – окно возможностей медленно постепенно, но неуклонно начинает закрываться. Однако к восемнадцати годам оно остается настолько большим, что ограничения практически не ощущаются: если миллиард уменьшить в двадцать или сто раз, все равно останется невероятно много.

От восемнадцати до сорока

Восемнадцать лет – начало самостоятельной и уже окончательной социализации личности.

Выбирая из множества доступных ему возможностей, вступающий в самостоятельную жизнь человек созидает личный жизненный сценарий, не ломая устоявшиеся социальные связи, поддерживаемый и поощряемый обществом, местами вызывая у старшего поколения умиление. Это период формирования жизненной траектории в процессе перманентного сложного выбора из множества доступных для реализации вариантов, то время, когда жизненный сценарий является нестационарным и непредсказуемым, когда есть будущее, которое отличается от настоящего.

Все выбирающие делятся на тех, кто активно выбирает, и тех, кого выбирает сценарий. Присутствует и небольшая доля, так называемых, юных старичков – тех кто, избегая дискомфорта, заранее в ранней юности написал личный жизненный сценарий, закрыв за ненадобностью свое окно возможностей.

После восемнадцати лет окно возможностей начинает быстро схлопываться, в значительной степени закрываясь к тридцати, и полностью к сорока годам. Из сотен институтов выбран какой-то один и уже закончен, из множества вариантов карьеры выбрана определенная и уже реализована, из миллионов кандидатов в спутники жизни выбран единственный и там как повезло, из невероятного множества генетических комбинаций продолжения рода реализовались конкретные и даже уже выросли, и т.п. Тебе уже никогда не стать чемпионом формулы-1, не играть ни в одной из высших лиг, кроме домино и карт, не выиграть чемпионат Европы или Мира по лыжам или, хотя бы, по боксу, даже городские соревнования не выиграть, если городок крупнее районного. Все протекает в соответствии с песней Юрия Лозы: «Мне уже многое поздно, мне уже многим не стать и к удивительным звездам мне никогда не слетать, мне уже многое сложно, многого не испытать. …Вот мне и стало за тридцать – самое время мечтать».

Кризис среднего возраста

К сорока годам область доступных развилок, способных изменить жизнь, вырождается: все решения уже приняты, жребии брошены, жизненный сценарий становится стационарным. Наступает новая реальность, в которой социальные роли распределены, а нити личных сценариев сплелись в сложнейшую, устойчивую и прочную социальную ткань.

Заканчивается и процесс кристаллизации внутренней структуры личности: из аморфного пластилина, который прекрасен тем, что в нем потенциально заключено все многообразие форм и содержания, человек превращается в металл, но не просто в кусок металла, а в деталь социального механизма вполне конкретной формы и качества.

Еще возможно оставаться бодрым и энергичным, но уже не легким и свободным: социальные связи, пронизывающие личный жизненный сценарий, создают мощный потенциальный энергетический барьер, препятствующий его покиданию.

В сорок лет человек чувствует, что с ним произошли кардинальные изменения, но чаще всего не в состоянии осмыслить их, если он, конечно, не обобщенный Макаревич, по-прежнему ощущая себя восемнадцатилетним, лишь несколько потертым снаружи. Рассогласование вызывает кризис среднего возраста, заставляющий осознать новую реальность или принять ее как данность.

Разрывы

В отличие от поры юности, когда переходы из сценария в сценарий происходили естественно и относительно безболезненно, после тридцати-сорока, чтобы изменить сценарий, необходимо рвать живую социальную ткань, что требует недюжинной воли, энергии, решительности и эгоизма.

Разорвав нить прежнего сценария, взрослый человек, если он не подобрал новый сценарий заранее, оказывается в социальном вакууме, вне среды сверстников, которые обременены социальными обязательствами. Возникающее состояние настолько непривычно и дискомфортно, что, спасаясь от него, беглец стремится максимально быстро запрыгнуть в новый сценарий – другой, но такой же стационарный, как и прежний. А бывает, что возвращается в тот, который покинул, если сценарий прощает и принимает его назад. Но то, свойственное молодости, состояние свободного выбора, когда ты естественным образом формируешь свой будущий сценарий, ничего не разрушая, поддерживаемый и поощряемый обществом, не придет больше никогда.

Тяжело приходится тем, кто не по своей воле, пассивно оказался в зоне разрыва социальной ткани, поскольку все разрывы сопровождаются значительными выбросами социальной энергии, способными дестабилизировать структуру личности и даже уничтожить не предполагавшего такой поворот событий человека. С другой стороны, нет худа без добра: после охлаждения, следующего за разогревом, в результате повторной кристаллизации может появиться измененная, более интересная и глубокая личность.

От сорока до шестидесяти

Пора максимальной социальной активности и востребованности. Общественный организм, чтобы исправно функционировать, вынуждает кристаллизовавшихся и оформованных в шестеренки людей споро вращаться. Для стимулирования интенсивного безостановочного вращения придумано множество социальных допингов. Кроме того, на эти двадцать лет человек становится опорой для семьи в ее расширенном понимании – дети, внуки, родители, бабушки, дедушки, другие близкие родственники, что также стимулирует вращение. Не в его воле оказывается принятие решения об остановке или хотя бы замедлении.

В этот период жизни деформируется восприятие времени, главной его мерой становится количество совершенных оборотов: сделал тысячу – прошел день, пять тысяч – наступили выходные, триста тысяч – встречай Новый год, три миллиона – отмечай очередной юбилей. Время исчезает: отсутствуют происходящие непосредственно с человеком знаковые события, которые создают в памяти метки времени. Также как практически отсутствует возможность поскучать и побездельничать, дающая чувственное ощущение длительности времени.

Социальные компенсаторы

Пережив кризис среднего возраста, человек обычно принимает новую для себя реальность, создавая облегчающие состояние социальные компенсаторы.

Наглядный безобидный и бутафорский пример подобных компенсаторов – седые толстые рокеры в цепях и с хвостиками, которые в рабочие дни надевают дорогие костюмы и галстуки. Рокерство – не что иное, как попытка открыть новое окно возможностей в совершенно иной, чем тот в котором живешь и действуешь, мир. Только мир этот такой же театральный, как детская игра в зарницу, с тем отличием, что тогда играли во взрослых, а здесь, наоборот, в детей.

Любые социальные компенсаторы стоят денег, что вызывает их дефицит среди жителей нижних уровней социальной пирамиды, поэтому для некоторых из них жизнь характеризуется термином – бессмысленное и беспросветное существование. Те же, кто заряжен позитивно, находят доступные своему уровню компенсаторы – недорогое хобби, такие как рыбалка, связи на стороне, выпивка с друзьями, домино, баня и пр. Массовым компенсатором становится большой спорт – никогда не закрывающийся симулятор окна возможностей пусть даже в составе группы и в качестве болельщика, например, возможность выиграть очередной чемпионат или кубок. Крайне негативным примером социального компенсатора – псевдоокна в красивый и недоступный мир – являются игровые автоматы и прочие азартные игры.

Самочувствие верхней половины социальной пирамиды в целом существенно лучше.

Во-первых, жители верхних уровней, больше чем нижних заряжены на карьеру. Карьера – качественный симулятор окна возможностей, открытого и после сорока, вид спорта, в котором ты принимаешь личное участие независимо от возраста, который захватывает, и в случае достижения хороших результатов приносит удовлетворение. Здесь, также как и в спорте, рост может быть личным или же в составе группы – команды.

Во-вторых, возможность тратить деньги на социальные компенсаторы предоставляет жителям верхних уровней значительные возможности для получения эмоциональных, интеллектуальных, экстремальных, эстетических, чувственных, любовных, иерархических и пр. удовольствий, позволяющих снять социальный стресс и вернуть человеку время – служить теми метками в памяти, которые создают ощущение его длительности. Парадокс в том, что если однородных меток становится слишком много, они образуют сплошной частокол и ощущение времени опять исчезает.

Новые окна возможностей

Существует ряд социальных практик более эффективных, чем социальные компенсаторы, поскольку они действительно открывают новые окна возможностей, а не предоставляют за деньги очередную банальную морковку-компенсацию за исполнение тяжелой социальной роли.

К таковым относится творчество в самом широком понимании – созидание новых материальных и идеальных сущностей. Продлить свою жизнь в творениях, от произведений искусства до технологических объектов, способных оказать влияние на то будущее, которое будет продолжаться уже без тебя – и есть одно из окон возможностей.

К древнейшим социальным практикам относится вера. Для верующего человека открытое для него в трансцендентной сфере окно возможностей не закрывается никогда, а в его земной жизни появляется цель – жить так, чтобы оно не закрывалось. Нелишне отметить, что жизнь истинно верующего человека всегда наполнена смыслом и имеет будущее.

Одна из общедоступных практик дарована природой – родить позднего ребенка, чтобы получить сильный постоянный источник проблем и радостей – лучших меток времени, создающих ощущение его продолжительности. Поздний ребенок позволяет родителям заглянуть в его окно возможностей, сопереживать с ним его выбор, что не в полной мере было доступно с первыми детьми, когда сильно отвлекало еще открытое собственное окно возможностей.

Меняя фокусировку

Такие социальные практики как управление и прогнозирование сопряжены с умением изменять фокусировку: имеется в виду умение фокусировать свой взгляд не лично на себе, а на определенной социальной группе, например, команде, рабочем коллективе, партии, этносе и пр. Умение изменять фокусировку позволяет увидеть окно возможностей социальной группы и свое личное, как его неотъемлемую часть.

У управленцев, в дополнение к этому, есть возможность не только фокусировать свой взгляд в окне возможностей живых и сложных социальных организмов, но и влиять на выбираемый ими сценарий.

Менять фокусировку щелчком пальцев, напряжением глаз или воли невозможно. Для этого необходимо понимание механики и динамики внутренних процессов, протекающих в общественных организмах. Также, крайне важна принципиальная способность контролировать личный эгоизм и умение поступиться им в интересах группы. В противном случае деятельность руководителя сведется к неэффективному волевому рефлекторному управлению с примитивной управленческой функцией личного благосостояния и коротким интервалом планирования. Средневековые красавцы соборы, которые строились сотни лет, являют собой памятники невероятной для нынешнего времени глубины планирования и качества управленческой функции.

Важнейшей из позитивных социальных практик является познание, поскольку знания изменяют характер и результат действий потребляющего их социального объекта, внося неопределенность в его состояние и траекторию, открывая тем самым новые окна возможностей. Однако чтобы такая сложная и относительно мало вознаграждаемая практика приносила удовлетворение также необходимо умение изменять фокусировку.

Резюмируем, что любая социальная практика с удаленным горизонтом планирования, лежащим подчас вне пределов собственной жизни, и управленческой функцией, выходящей за рамки узколичных интересов, естественным образом открывает доступ к окну возможностей определенной социальной группы и личному окну, как неотъемлемой его части.

Дифференцировка

Те изменения, которые происходят с человеком в процессе жизни можно рассмотреть и в терминах теории общественных организмов, кратко – оборгов.

Напомним, что биологические и общественные организмы в значительной степени подобны, ссылка.

В биологических организмах различие клеток по строению и функциям, несмотря на их сходный генотип, называется дифференцировкой и объясняется тем, что в разных клетках активируются те или иные гены. Главное, что необходимо любой клетке организма – существование условий для обмена веществом, энергией и определенный состав окружающей их среды. Дифференцировка клеток в многоклеточной колонии необходима для того, чтобы создать оптимальные условия для жизни каждого её члена, независимо от его местоположения в колонии. Одни клетки специализируются на поставке каждому члену колонии питательных веществ, другие на очистке организма от конечных продуктов метаболизма, третьи обеспечивают связь и контролируют эффективность работы всех систем организма.

Возвращаясь к теории оборгов, в ее терминах человек является элементарной клеткой общественного организма, которая также как и биологическая клетка подвергается дифференцировке – действию, которое предопределено эволюцией как безусловно необходимый процесс. Те изменения, которые происходят с человеком от рождения до сорока лет, являются проявлением воздействия механизма дифференцировки на клетки общественного организма.

Младенец является абсолютно недифференцированной клеткой общественного организма.

Молодой человек – слабо дифференцированной клеткой – аналогом стволовой клетки в биологическом организме: еще не утрачена возможность эффективно использовать его при строительстве любых органов и тканей общественного организма. Чем выше в организме концентрация стволовых клеток, тем он моложе и энергичнее.

К сорока годам социальная клетка окончательно дифференцирована, и занимает вполне определенное место в тканях и органах общественного организма. Теперь ее основная задача – эффективно исполнять доставшиеся ей функции, а любое последующее изменение дифференцировки становится для организма весьма болезненным и энергетически нецелесообразным процессом. Важнейший функционал любого организма – уменьшение энтропии в занимаемом им объеме, в противодействие закону ее возрастания. Любой же разрыв социальной ткани, неизбежно возникающий в связи с редифференцировкой клетки, приводит к локальному всплеску социальной энтропии. Если редифференцируемых клеток станет критически много, это приведет к такому росту уровня внутренней энтропии в организме, который несовместим с жизнью. Поэтому любая редифференцировка связана с неизбежным конфликтом между личным эгоизмом и интересами общественного организма.

То позитивное и созидательное, что может произойти с человеком после сорока лет, связано исключительно с проявлением чисто человеческих качеств: любые возможности личности выйти за рамки заданного дифференцировкой монотонного функционала, не разрушая при этом социальный организм, определяются долей в ней чисто человеческого в противовес биологическому животному. Только человеческое позволяет найти новые окна возможностей или научиться менять фокусировку.

Социальный закон Мэрфи

Закон возрастания энтропии в формулировке Мэрфи звучит следующим образом:

чтобы одно очистить, нужно другое запачкать,

с расширением Фримэна:

…но можно все запачкать, так ничего и не очистив.

Применительно к социальной энтропии формулировка Мэрфи модифицируется в форму:

чтобы одно создать, надо другое разрушить,

с расширением:

…можно все вокруг себя разрушить, так ничего и не создав.

О трех протоколах

Шутка, повторенная дважды, становится понятней. Также и мысль. Поэтому тема была раскрыта в трех эквивалентных протоколах:

  • Макаревича – эмоциональный, образный, интуитивный
  • в терминах сценирования в окне возможностей – условно назовем его социосхематический
  • в рамках теории общественных организмов – биологический или эволюционный.

Несомненно, что наиболее изящный из протоколов – интуитивный. Макаревичу – безусловный зачет.

Замечание

Каждая написанная мною работа служит замечательной меткой в памяти. Но не все так гладко: присутствует подозрение получить в перспективе частокол одинаковых меток.

И еще: главное – не пыжиться. Если тех, кто пыжится, станет критически много, произойдет резкий рост социальной энтропии, что несовместимо с жизнью общественного организма, который в этом случае ожидает неизбежное разложение и гибель: в качестве наглядного примера см. «Похороны либерализма Федерико Феллини». Желательно помнить, что все идет по плану, написанному не нами, а кем-то, кто значительно сильнее. Даже если этот кто-то – неодушевленные силы стихии, то их результирующее воздействие как у вполне одушевленной силы.

Май-июнь 2010г.


Комментарии Всего: 25

Оставить комментарий:


*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>