Опыт сравнительного социогенеза: Египет vs Шумер

Вашему вниманию небольшая историческая «сказка» о сравнительной истории Древнего Египта и Шумер. Сказка ровно в той мере, в которой является сказкой любая древняя история.

Начиная с конца IV тыс. до н.э. на протяжении более чем двух тысячелетий эволюция ставила модельный, в буквальном смысле, опыт сравнительного социогенеза. В одно и то же время, более пяти тысяч лет тому назад, поблизости друг от друга, в полутора тысячах километров, протекали активные процессы государствообразования. Египет и Шумер расположены практически на одной широте, в похожих климатических и геофизических условиях: Египет – в дельте Нила и выше по реке, Шумер – между великими реками Тигр и Евфрат. Возникавшие на их территории государства, обладая практически одинаковыми стартовыми условиями, продемонстрировали принципиально разное течение процессов социогенеза, как следствие, и их итоги.

Их сравнительной истории и посвящается настоящая заметка. История по-своему захватывающая – напоминает гонку преследования, в которой один из участников прямо со старта добился солидного гандикапа и сумел удержать преимущество до финиша. До причин столь разных результатов попробуем докопаться в следующей части «Мирового кризиса» и удивимся: какие незначительные на первый взгляд факторы оказывают колоссальное воздействие на процессы социогенеза.

Заметка является исходным материалом для продолжения «Мирового кризиса». Вы узнаете о Шумере, Всемирном потопе, царстве Аккада, Вавилоне, Исходе евреев из Египта, Навуходоносорах, содержании переписки египетских и вавилонских монархов, Санкт-Петербургских сфинксах, и пр., и пр., почувствуете пульс и вкус древней истории. Не желающим глубоко погружаться в историю достаточно двух заключительных разделов. Но выводы, вытекающие не из знания повисают в воздухе и легко уносятся любым дуновением ветерка – каковы затраты времени, таков и результат. О рабовладении, обещаю, ни слова.

Палетки Нармера и проблема хронологий

Приступая, будет некорректным не обозначить чисто технический вопрос, характеризующий границы наших возможностей в познании прошлого. Но это не повод ничего не делать.

Основную трудность при создании исторических хронологий представляет разная датировка одних и тех же событий. Так, длинная хронология относит начало I-й династии Египта к 5800 г. до н. э., короткая к 3200-му. Особые проблемы доставляет сопоставление ранних этапов разных цивилизаций. Разнобой добавляют авторы, проецируя своё личное к ним отношение. Например, приоритет в создании письменности определяется тем, какая из хронологий для какой из цивилизаций будет использована.

Классический пример разнобоя – датировка палетки Нармера. Мнения исследователей разошлись: Шампольон – 5867-й год, Мариетт – 5004, Бругш – 4455, Лепсиус – 3892, Штейндорф – 3200, Брестед – 3400, Струве – 3200, всё до н. э. Путаница запредельная.

Аверс и реверс палетки Нармера

Палетка – очень важный исторический документ. Являет собой алевролитовую пластину культового назначения, использовавшуюся для ритуального растирания красок. Украшена рельефными изображениями царя Нармера – первого фараона Египта. Повествует о триумфальной победе Верхнего Египта над Нижним. Была подарена Нармером Иераконпольскому храму. Именно благодаря палетке Нармер считается основателем единого государства Египет.

При сравнении Древнего Египта и Шумера будем следовать общей короткой хронологии. Сосредоточимся на сравнении более-менее достоверно установленных периодов государственности регионов и оставленных ими материальных следов. Итак, приступим.

Народы Нила в начале 3-й фазы социогенеза

Напомним, что на территории Египта второй половины IV тыс. до н.э. протекал процесс объединения «деревень-государств» в номы. Около 20 номов возникло в дельте Нила, ещё 22 в среднем и верхнем его течении. Энергетические выгоды расширения унитарной зоны товарного обмена и её совместной защиты сделали целесообразным объединение номов в два протогосударства – Нижний и Верхний Египет соответственно.

Вскоре сама природа подтолкнула Верхний и Нижний Египет к дальнейшей интеграции. Геологические данные свидетельствуют, что в конце IV-го тысячелетия до н.э. Верхний Египет столкнулся с резким уменьшением количества осадков, что вызвало пересыхание мелких рек и водоемов, как следствие нехватку продовольствия. Энергодефицит, неустранимый за счёт внутренних резервов системы, спровоцировал продвижение Верхнего Египта в благодатную дельту Нила. Верхнеегипетский царь Менес, др.греч. Мина, разгромил царя дельты и провозгласил себя правителем всего Египта. Диапазон датировок данного события XXXII-XXX века до н. э. Менес, короновавшийся он под царственным именем Нармер, стал основателем I-й династии фараонов, тем самым открыв династическую эпоху в истории Египта.

С той поры вплоть до I-го тыс. до н.э. история Египта, в отличие от Месопотамии, пряма и незатейлива:

  • Раннее царство: 3120-2650 до н.э.
  • Древнее царство: 2650-2150 до н.э.
  • I-й переходный период: 2150-2050 до н.э.
  • Среднее царство 2050-1750: до н.э.
  • II-й переходный период: 1750-1560 до н.э.
  • Новое царство: 1550-1070 до н.э.

Датировки диапазонов примерные и от источника к источнику плавают в пределах десятилетий.

Египет: Раннее царство 3120-2650 до н.э.

Полагают, что Нармер и все последующие цари двух первых династий родом из верхнеегипетского нома Тинис, позднее прославившегося как центр почитания бога мёртвых Осириса. Верхний Египет, как видно из карты, не достигал тогда второго порога.

Объединив Египет, Менес, отсыпав большую насыпь, отклонившую течение Нила, построил крепость Инебу-хедж, буквально «Белые стены», позже известную как Мемфис. Расположенный на границе Нижнего и Верхнего Египта, Мемфис стал первой царской резиденцией фараонов Египта.

Правление I и II династий было периодом становления государственности. В продолжение Раннего царства Нижний Египет не единожды восставал, но бесполезно – энергетическая целесообразность интеграции превышала силы отталкивания.

Конец царствования II-й династии ознаменовался восстаниями Нижнего Египта. Именно тогда, в середине XXVII до н. э., в правление последнего фараона II-й династии Хасехемуи сопротивление Нижнего Египта было окончательно сломлено. Ряд исследователей полагают, что именно Хасехемуи, а не Менес, был истинным объединителем Египта. Правление Хасехемуи было отмечено развитием металлургии, архитектуры, торговли с финикийскими городами.

Египет: Древнее царство 2650-2150 до н.э.

К эпохе Древнего царства относится правление III-VI династий. В тот период в Египте сформировался сильный административный мета-голем, высокое качество управления которого обеспечило стране подлинный расцвет. Административный аппарат превосходно исполнял функции по защите частной собственности, интеграции в единую зону разделения труда, обороне от внешних угроз, организации масштабных инфраструктурных работ.

Прежде всего, его действия были направлены на создание эффективной общеегипетской ирригационной системы. Номовые ирригационные системы вошли в неё естественной составной частью. Наблюдения над разливами Нила, строительство новых дамб, магистральных и отводных каналов, отстойников и водохранилищ позволило ввести в сельскохозяйственный оборот новые земли, которые прежде заболачивались из-за излишней влаги или, напротив, испытывали её недостаток из-за слишком быстрого стока. Это позволило получать стабильные, всё более щедрые урожаи.

В Древнем царстве сложилась система государственного управления, определяемая как древневосточная деспотия – ничем не ограниченная власть обожествляемого монарха. Процветавшее в тот период строительство величественных царских пирамид служило ритуальному обоснованию власти фараонов, что обеспечивало ей устойчивость. При фараонах IV-й династии возник всем известный величественный комплекс Гизы пирамид. И не он один.

Доминирующую роль в экономике играли царские хозяйства. Имели место и хозяйства аристократии – столичной и номовой. Была представлена и система общинного землепользования крестьян. Ввиду огромных размеров страны центральная власть фактически не вмешивалась в управление общинами. В рамках общественного договора фараон де-факто «наделял» общины землёй, де-юре принадлежавшей ему. Номинальное право собственности давало основание для всеобщего взимания налогов – источника ресурсов, позволявших  мета-голему исполнять свои функции.

Обладая рекой с выходом в море, египтяне стали отличными мореплавателями. Ещё в эпоху Древнего царства они проложили судоходный путь от Библа на сирийском побережье до берегов страны Пунт. Её местонахождение точно не установлено. Полагают, что она располагалась на побережье Восточной Африки в районе Африканского Рога – современного Сомали. Выходившие из Библа суда достигали египетского побережья и поднимались по Нилу до Вади-Тумилат. Вади – общее название речных долин и высохших русел рек, заполняемых во время сильных ливней или разливов рек. Вади-Тумилат была несудоходной большую часть года, но в период разлива по нему могли проходить египетские гребные суда с мелкой осадкой. Они пересекали Горькие озера и достигали Красного моря, далее продолжали плавание до самого Пунта. Жившие в песках кочевники помогали за плату переносить товары и суда в случае чрезмерного обмеления пути.

Примечательно, что на период Древнего царства выпало самое длинное в мировой истории царствование: фараон VI-й династии Пепи II правил фантастические 94 года 2278-2184 до н. э. Людовик XIV для сравнения осилил «лишь» 72 года. Но правление Пепи II, в отличие от короля-солнца, было периодом регионального сепаратизма и ослабления центральной власти. Самые могущественные из номархов пытались восстановить локальные династии, а кочевники пресекли морской путь в Пунт, поскольку сухопутный нёс им больше выгод.

Фараоны, при всех их доходах, были вынуждены тратить огромные ресурсы на государственные нужды, тогда как номовая аристократия накапливала огромные богатства, пребывая в уютном коконе единой зоны разделения труда. В правление VI-й династии XXIV-XXII до н. э. произошло перераспределение ресурсов в пользу номовой аристократии. Некоторые из её представителей добивались иммунитетных грамот, освобождавших от налогов и повинностей.

Внешним символом мощи номовой аристократии стали гробницы. Если ранее номархи стремились строить усыпальницы рядом с пирамидой повелителя, то позже строили их в своих родных номах. Из поколения в поколение гробницы номархов становились всё роскошнее, тогда как пирамиды фараонов превращались в скромные постройки, не идущие ни в какое сравнение с грандиозными сооружениями IV-й династии.

Амбиции номовой аристократии непрерывно тестировали государство на прочность. Обычная история – местная олигархия при малейшем ослаблении центральной власти всегда пытается рвать страну в клочья. Спусковым крючком распада Египта стала сильная долгая засуха, расшатавшая его хозяйство. Она началась около 2200 до н. э. и длилась в течение всего XXII столетия. По социальным потрясениям это было одно из наиболее тяжелых климатических событий голоцена, отразившемся, в том числе, и на государственности Шумера.

Как то полагается коллективному (бес)сознательному, всегда и везде подогреваемому олигархией, вина за природный катаклизм была возложена на центральную власть и лично фараона. В картине Мира египтян фараон не выполнил свою часть общественного договора – усердно доносить до Богов признательность за ниспосланную народу Египта благодать. В общественном мнении фараон де-факто утратил статус сына Бога.

А в тот же период в благодатных долинах Междуречья…

Междуречье: царство Шумер до XXIV века до н. э.

Шумеры – племя неясного происхождения, заселило юг Месопотамии вблизи Персидского залива в начале IV тыс. до н. э. Неизвестно каким географическим маршрутом они достигли Месопотамии. В более поздних письменных документах сами себя они именуют «черноголовыми». В IV тыс. до н.э. область их проживания, как и территория Египта, покрылась сетью номов. На этом совпадения заканчиваются.

Судя по смутным полулегендарным воспоминаниям, среди шумерских номов поначалу выдвинулся Эриду. Затем особое религиозное значение получил Ниппур, в котором был расположен храм Энлиля – бога воздуха и дыхания. Во главе общины нома обычно стоял не светский монарх, а верховный жрец. Шумеры, используя благоприятные геофизические факторы и опираясь на разветвлённую ирригационную сеть, занимались земледелием. Их сооружение требовало масштабных коллективных работ, которые велись в рамках больших храмовых хозяйств.

Около 2900 до н.э. Шумер пережил катастрофическое наводнение, оставшееся в преданиях как семидневный Всемирный потоп. Потоп отмечен во всех шумерских царских списках и сказаниях, позже заимствованных семитами, которые, придёт время, пройдутся по его территориям вдоль и поперёк. При раскопках в первые годы XX в. в окрестностях города Ур археологические следы великого потопа открыл Ч.Л. Вулли. Толстые слои глины и ила, разделившие культурные слои, относятся как раз к началу III тыс. до н.э. Именно Вулли начал систематическое изучение Шумера. В своих сочинениях он несколько преувеличивал значение шумерской цивилизации на Ближнем Востоке, явно романтизируя её, в чём-то считая родоначальницей египетской. В описании общественного устройства ранних государств Месопотамии допускал очевидную идеализацию. Очарование Вулли можно понять, взглянув на одну лишь найденную при раскопках Ура «безделушку»  середины III тыс. до н. э.:

Статуэтка «Козлёнок в зарослях»

В шумерских списках, которые после потопа, много упоминаний о периоде «до потопа». В них шумеры, несмотря на то, что обычно предания сильно приукрашают подлинную историю, не сохранили особых воспоминаний об обширном ниппурском союзе IV тыс. до н. э. Они полагали, что тогда, как и после потопа, их страна была раздробленной.

После потопа около полутора десятков номов Шумера вступили в непрерывную схватку за гегемонию. Претенденты на власть, чтя традиции, стремились получить религиозную санкцию на царствование от ниппурского храма Энлиля. Ближе к середине III тыс. до н.э. жрецов-правителей постепенно сместили светские военные вожди – лугали. По стилю правления они напоминали греческих тиранов: часто захватывали власть насильственно, правили, опираясь на войско, соответственно, в значительной мере были независимы от общины. Численность войска номов доходила до 5 тыс. воинов. Основным центром Шумера на севере был ном Киш, господствовавший над сетью каналов группы рек Евфрат-Ирнина, на юге гегемонию оспаривали Ур и Урук. Часть номов – Эшнунна, Лагаш и прочие, оставались вне зоны их влияния:

Около 2600 до н.э., как то некогда случилось в Египте, только пол тысячелетием ранее, верхний и нижний Шумер вступили в схватку. При осаде Урука (Нижний Шумер) был пленён Агга – правитель Киша (Верхний Шумер). После его поражения Киш был захвачен царством Элам. Первую династию Киша сменила династия эламского города Авана. Царь Урука Гильгамеш, выстояв в борьбе с Кишем, возглавил военный союз номов Нижнего Шумера. То был именно союз, а не объединённое государство, ибо отсутствуют документы, свидетельствующие об уплате дани. Однако вскоре и Урук, и Ур власть над Нижним Шумером утратили.

Мы уделили столько внимания малоинформативному рассказу о схватках шумерских номов ради иллюстрации содержания процесса: имели место непрерывные попытки создать шумерскую государственность, но говорить о полноценной и устойчивой государственности шумеров необоснованно. Шумер скорее напоминал непрерывную схватку молодых азартных медвежат, некоторые из которых на мгновение становились «царём горы».

Период после 2500 до н.э. характеризуется бурным ростом богатств и вместе с тем неустанной войной номов Месопотамии и Элама друг с другом. В процессе борьбы как мыльные пузыри стали возникать и исчезать эфемерные «великие» державы. Основателем первой из них стал Лугаль-анне-мунду – номарх небольшого шумерского нома Адаб. Его правление лежит где-то в интервале от 2490 до 2400 до н. э. Ему подчинились территории от Средиземного моря до гор Загроса, расположенных  на территории современного Ирана. Но «великая» держава рухнула ещё при жизни создателя.

В конце XXIV до н.э. очередную «великую» шумерскую державу от Средиземного моря до Персидского залива создал Лугальзагеси, номарх Умма. Его государство было конфедерацией номов. Они управлялись местными правителями, в каждом из которых Лугальзагеси стал верховным жрецом, т.е. имела место религиозная уния. Лоскутное царство Лугальзагеси стало концом мозаичной государственности Шумер. Их доминирование в Месопотамии прервала гибель в борьбе с Лугальзагеси номарха Киша Ур-Забаба. После его смерти власть в Шумере совершенно «неожиданно» перехватили новоявленные соседи.

Междуречье: Аккадское царство 2316-2137 до н.э.

Ещё до потопа в Нижнюю Месопотамию начали проникать неродственные шумерам племена восточных семитов. Их приход не обошёлся без столкновений, но затем оба народа, окончательно так и не смешавшись, сохранив каждый свой язык, составили симбиотическую общность «черноголовых». Одна ветвь восточных семитов обосновалась на севере Шумера. Вторая двинулась ещё севернее – в среднее течение р.Тигр и стала родоначальником ассирийцев.

Но вернёмся в Киш. Садовник и чашеносец погибшего Ур-Забабы (нет, погиб он не за это) по имени Саргон, этнический семит, укрылся неподалёку от Киша в  безвестном селении Аккаде. Находилось оно в номе Сиппар, где Тигр и Евфрат протекают близко друг к другу и были соединены каналом. Место идеально подходило для столицы будущего царства.

Саргону хватило пассионарности, чтобы сплотить местных семитов и объявить себя царем. При коронации он взял тронное имя Шаррукин или «истинный царь». Полагают, что Саргон правил 55 лет – с 2316 по 2261 до н.э. Им была создана великая империя гигантских для того времени размеров:

Начал Саргон с того, что захватил всю Верхнюю Месопотамию. Чуть позже предпринял поход на запад в Сирию, открыв себе путь вплоть до Средиземного моря. Далее настал черёд Шумера. На пятом году правления Саргон предложил Лугальзагеси союз и династический брак с его дочерью. Тот отказался, после чего был разбит и казнён, а стены Урука срыты.

В противовес шумерам Саргон создал лёгкую «народную пехоту» и широко применял лучников. Его армия громила традиционную тяжелую шумерскую пехоту, и не только её. Пройдя 34 битвы, Саргон покорил весь Шумер. Вслед за Шумером подчинил и Элам.

Пик могущества царства Аккад пришёлся на правление внука Саргона Нарам-Суэна 2237-2200 до н.э. Подобно Саргону, он стал героем поздних легенд. Особую известность Нарам-Суэну принесла стела, описывающая его победу над луллубеями – древним народом, обитавшим в горах Загроса, к востоку от Междуречья.

Стела Нарам-Суэна

Композиция на стеле строится не как линейное повествование, её действие разворачивается по вертикали – снизу вверх. Центральное место занимает гигантская фигура царя. Треугольная форма стелы, композиция, всё подчеркивает главную идею – восхождение к триумфу. Фигуры пластичны, движения их динамичны, размеры пропорциональны, тщательно проработана мускулатура. Истинное произведение искусства.

В фундаменте могущества царства Аккада лежало немыслимое деяние Саргона – он силой уничтожил автономию месопотамских номов. Создание им огромной единой зоны товарного обмена, введение общего календаря, системы мер и весов и пр. привело к расцвету экономики и торговли. Однако его империя с момента создания была неустойчивой и кровавой – подавление автономии местной олигархии, которая была в шумерской традиции, не могло обойтись без крови. И сам Саргон, и все последующие цари вели напряженную борьбу с непрерывной чередой восстаний в самом Шумере и в дальних областях царства, прибегая к массовым казням.

Полагают, что великий внук Саргона  Нарам-Суэн погиб в битве с гутиями. Гутии (кутии) – проживавшие в горах Загроса горные племена. Разбив аккадское царство, они захватили власть в Междуречье. Царям Аккада удавалось с переменным успехом на короткое время восстанавливать свою власть в сильно съёживающемся царстве. В 2137 до н.э. гутии разрушили столицу Аккаде и окончательно уничтожили царство.

Не исключено, что глубинным фактором, спровоцировавшим закат Аккадского царства, стала та самая сильная долгая засуха XXII века, которая привела к временной дезинтеграции Египта.

Египет–Междуречье: сравнительный итог 3100-2150 до н.э.

В этот период в Египте мы наблюдали тысячелетний период становления и развития устойчивой монолитной государственности.

В то же время в Месопотамии имела место хаотическая локальная гегемония номов с короткими «вздохами» большой государственности. Выгоды энергетической оптимизации явно подталкивали к укрупнению унитарных зон товарного обмена. Однако энергетического выигрыша от объединения раз за разом оказывалось недостаточно для преодоления деструктивных сил номового сепаратизма. Импульса к интеграции хватало лишь на одно поколение пассионарной аристократии.

Единственным исключением стало Аккадское царство. Аккад был первым в Месопотамии опытом создания государства нового типа – централизованного, с сильной царской властью. Но опыт можно считать лишь ограниченно успешным: государство просуществовало в стабильном состоянии чуть более столетия.

Состояние, ставшее для Египта обыденностью, для рыхлых объединений шумерских номов было недостижимым. И это не случайно. Были причины, по которым в Междуречье сложилась и закрепилась традиция государственности олигархического типа. Центральному правителю не удавалось надолго вырвать власть и ресурсы из рук местной олигархии в объёме, достаточном для стабилизации государства. Может имела место дистрофия управленческих технологий? Ответить на этот вопрос попробуем в следующей заметке.

Продолжим сравнение дальше.

Египет: I-й переходный период 2150-2050 до н.э.

Египет мы покинули с завершением Древнего царства и началом I-го переходного периода. Тогда власть мемфисских царей стала номинальной. Египет распался на полусамостоятельные, враждующие между собой княжества, образованные одним или несколькими номами. На страну накатил период смут, анархии, восстаний, краха гражданского правопорядка. Распад централизованного государства привел к упадку общеегипетской ирригационной сети и кризису хозяйства, прежде всего сельского. Упадком Египта воспользовались соседние племена ливийцев на западе и кочевников на востоке, принявшихся опустошать Дельту.

Как ни странно, переходный период подготовил благодатную почву для последующего ренессанса Египта. Прежде всего, в стране возросла доля небольших хозяйств. Их владельцы получили земли в качестве вознаграждения из рук номархов, которых поддержали в борьбе с фараонами. Многочисленные мелкие и средние хозяйства не обладали производственными возможностями больших самодостаточных хозяйств, способных своими силами производить необходимые им орудия и изделия. В то же время крупные хозяйства – царские и столичной аристократии – пребывали в упадке и были не в силах им помочь. Заместить разрушенные производственные цепочки помогло углубление специализации мелких и средних хозяйств и соответствующая интенсификация обмена меж ними. Это стало стимулом к углублению разделения труда, возрастанию конкуренции, соответственно, к инновациям. В I-й переходный период в земледелии, ремесленном производстве появляется много новых орудий труда, новая, более продуктивная порода крупного рогатого скота, начинает активно применяться бронза.

Однако никакие локальные успехи не могли перевесить преимущества энергетической оптимизации в рамках огромной унитарной зоны товарного обмена. По отдельности номархи были не в состоянии обеспечить уровень инфраструктуры, экономической связности, защиты, следовательно, и расширенного воспроизводства, присущего большой единой зоне разделения труда. Как ни старались они преодолеть экономическую разруху, голод, упадок строительства, о чём сообщали в своих надписях, ограниченных ресурсов небольших номов не хватало для выхода из тупика.

Энергетическая целесообразность объединения превратила тенденцию к ней в неодолимый императив. Первым «собирателем» египетских земель стал Гераклеополь – крупный ном в нижней части Верхнего Египта, см. карту ниже. Гераклеополь начал частичное объединение и восстановление Египта в 2130 до н.э., т.е. уже через 20 лет после начала переходного периода. Вскоре Гераклеопольское царство столкнулось с соперником в лице Фив с юга Египта. Его возвышение началось тридцатью годами позже – с 2100 до н.э. Таким образом, период полного безвременья продолжался в Египте мгновение.

Конфронтация разрешилась в пользу Фиванского царства. Его фараон Ментухотеп II  2046-1995 до н. э. основал XI-ю династию, которая стала первой после VI-й общеегипетской династией.

Египет: Среднее царство 2050-1750 до н.э.

В Среднем царстве правили XI и XII-я династии.

Глубокое разделение труда, присущее переходному периоду, сохранилось и в Среднем царстве. Тому подтверждением малочисленность сведений о громадных царских хозяйствах, в эпоху Древнего царства доминировавших, что свидетельствует о снижении их удельного веса в экономике. В Среднем царстве было узаконено и проведено дополнительное дробление царских хозяйств на множество наделов. Их передали в пользование земледельцам с обязательством уплаты налогов и выполнения повинностей. Аналогичный процесс затронул и храмовые хозяйства. Однако крупные храмовые и вельможные хозяйства всё ещё сохранили важное значение. Таким образом, система хозяйствования в Египте существенно усложнилась, вовлекая в маховик Цивилизации личный интерес и энергию огромных масс тружеников.

Фараоны XI и XII-й династий, сосредоточив в своих руках ресурсы страны, восстановили общеегипетскую ирригационную систему эпохи Древнего царства. Однако рост населения требовал новых земельных площадей. Поэтому центральное правительство предприняло крупные ирригационные работы в обширной и болотистой, бывшей до той поры малопригодной для земледелия фаюмской котловине – был прорыт магистральный канал, соединивший фаюмскую впадину с Нилом. Ранее заболачиваемое озеро стало колоссальным водохранилищем, из которого через систему дополнительных каналов орошалась окрестная территория.

В правление фараонов XII-й династии Сенусерта III 1872-1853 до н. э. и его сына Аменемхета III 1853-1806 до н.э. царская власть достигла апогея. Полагают, что Сенусерт III углубил и восстановил судоходный путь Вади-Тумилат для беспрепятственной торговли с Пунтом. Аменемхет III особенно преуспел в обустройстве Фаюмского оазиса, который превратился в цветущий сельскохозяйственный район Египта с многочисленным населением. Фаюм и ближайшие области стали жизненно важным центром государства. Сюда фараоны XII-й династии перенесли из Фив свою резиденцию.

Это был период грандиозного строительства крепостей и городов. У входа в Фаюмский оазис было возведено грандиозное каменное здание с тремя тысячами комнат, коридоров, переходов, разнообразными залами, которое греки назвали Лабиринтом. Лабиринт размером 244×305 м состоял из 1500 подземных и 1500 надземных комнат. Потолок каждой комнаты образовывала одна каменная плита, проходы покрывали плиты необычайных размеров. Наземное пространство Лабиринта помимо комнат включало дворы, обставленные колоннами, и несколько крытых гипостильных зал. Ни дерево, ни кирпич, ни другие материалы при строительстве не использовались. Полагают, что Лабиринт являлся заупокойным храмом Аменемхета III.

Опасаясь номархов, фараоны предпочитали комплектовать центральное управление выходцами из средних прослоек, приближая и противопоставляя их номовой и родовитой аристократии. Аменемхет III продолжил начатую его отцом попытку заменить ряд наследственных номархов царскими ставленниками, тем самым пресечь местные династии, но встретил мощное сопротивление, вынудившее отступить. В правление Аменемхета III внезапно прервалась дотоле непрерывная цепь гробниц номархов. Это важный с точки зрения устойчивости Египта факт, последствия которого мы обсудим в следующей заметке.

Устойчивая интеграция в единую зону разделения труда и товарного обмена всегда стимулирует её к дальнейшему расширению. Нарабатываемые в ней капиталы постоянно требуют новых точек приложения в целях своего расширенного воспроизводства. Египет, будучи таковой успешной зоной, продолжил интеграцию территорий. В Нубии он продвинулся до 3-го порога и овладел её золотыми рудниками. Стремясь закрепить господство в золотоносных районах, египтяне прокладывали дороги и строили крепости, которые заселяли колонистами.

В качестве опорной точки для экспансии на обоих берегах Нила в районе вторых порогов были построены мощные крепости Семне и Кумме, контролировавшие движение между югом и севером. Сенусерт III объявил их официальной южной границей государства. Тем самым он сместил границу Египта от Асуана к вторым порогам, при этом обеспечив реальный контроль территории вплоть до третьих. В период Среднего царства Нубия де-факто превратилась в провинцию Египта, усиленно эксплуатируемую.

Жизненно важным было и Восточное Средиземноморье, откуда Египет получал серебро, олово, строительный лес, ценное кедровое дерево. Власть египетских фараонов распространилась не только на Синайский полуостров, ставший египетской провинцией, но и на южную часть Палестины, на некоторые города Финикии, в частности, Библ. В итоге Египет эпохи Среднего стал крупнейшей державой Ближнего Востока, главное, заметим, устойчивой.

XII-я династия через несколько лет после смерти Аменемхета III прервалась. XIII-я династия тоже была родом из Фив. Не исключено, что большую часть её правления Египет ещё оставался достаточно стабильным государством.

Однако последним царям Среднего царства стало сложно справиться с сепаратистскими устремлениями потомственной номовой аристократии. Могущественные номархи, накопив в благоприятных условиях унитарной зоны разделения труда огромные богатства, смогли, располагая большими ресурсами и военными силами, выходить из повиновения и спорить с самим фараоном. Около 1700 до н.э. страна распалась на две части. В восточной части дельты Нила возникла новая  XIV-я династия, которая правила из Ксоиса. Египет вступил в новый этап, называемый II Переходным периодом.

Египет: II-й переходный период 1750-1560 до н.э.

Несмотря на ослабление центральной власти и утрату целостности, Египет всё же остался под властью египетских царей. Однако ок. 1650 до н.э. XIV-я династия дельты Нила пала под ударами гиксосов. Гиксосы стали правителями Нижнего Египта, обосновав новую XV-ю, затем и XVI-ю династию. На пике могущества они смогли продвинуться далеко на юге до нома Кус, расположенного в нескольких десятках километров от Фив, но захватить Фивы так и не смогли.

Гиксосы – семитизированные кочевые племена с территории Сирии. Их основу составили амореи, дополненные хурритами и хеттами. Собственной письменности у них не было, подлинное самоназвание неизвестно. Гиксос – слово египетское, дословно означавшее  «царь пастухов». Поначалу им называли непосредственно гиксосских фараонов, затем и всё племя гиксосов.

Гиксосы правили около ста лет, переняв египетскую традицию власти. Основными заимствованиями египтян от их правления были новинки в военном оснащении, самое важное из которых – двухколёсная военная колесница. Позаимствовали египтяне и множество слов семитского происхождения. Немногочисленная сохранившаяся скульптура эпохи гиксосов продолжает стилистические традиции Среднего царства, но по качеству сильно уступает египетской.

Борьбу с гиксосами возглавили правители Фив, основавшие XVII-ю династию, правившую 1650-1560 до н.э. Последнему фараону XVII-й династии Камесу удалось надломить силы гиксосов. Его преемник Яхмос I стал основателем XVIII-й очередной общеегипетской династии. Он не только полностью изгнал гиксосов из Египта, но и преследовал до южной границы Палестины. Находившаяся там их стратегически важная крепость Шарухен пала в 1549 до н. э. после длительной трехлетней осады. Пёстрый этнический конгломерат, известный под собирательным именем гиксосы, распался. Название гиксосы больше никогда не возникало в истории.

Не исключено, что ветхозаветная история исхода евреев из Египта связана именно с гиксосами. Оценки предполагаемой даты исхода находятся в диапазоне 2100-1050 до н. э. Античный историк Иосиф Флавий, полагаясь на не дошедший до нас труд египетского историка Манефона, отождествил израильтян с гиксосами, а исход с изгнанием гиксосов из Египта. Возможно, что Иосиф, сын  прародителя евреев Иакова-Израиля, сделал карьеру при дворе именно фараона-гиксоса, как представитель одной семитской ветви при дворе представителя другой семитской ветви. Благоволивший к Иосифу фараон, позволивший израильтянам поселиться в Египте, в преданиях так по имени и не назван.

Существует общее согласие, что историчность Исхода археологическими данными не подтверждается. Тем самым это событие, если оно действительно имело место, не может лежать вне исторического контекста. А в историческом контексте был единственный исход семитских племён из Древнего Египта – и это исход гиксосов. Подсчет хронологии на основе Книге судей даёт промежуток времени между Исходом и строительством храма Соломона в Иерусалиме более 550 лет. Тем самым исход состоялся ранее 1516 до н.э., что близко к времени исхода гиксосов из Египта 1560 до н.э.

А тем временем в Междуречье…

Междуречье: период межцарствования XXII век до н.э.

Мы оставили Междуречье в 2137 до н.э., когда племена гутиев разрушили столицу и окончательно уничтожили Аккадское царство. Гутии верховодили в Междуречье практически всё XXII столетие до н.э. Закончив с военными грабежами, они продолжили ограбление в форме дани, которую собирали для них аккадские и шумерские номархи.

Гутии были «весёлыми» правителями – за столетие сменилось 20 их царей. Вожди гутиев, хотя и называли себя царями, по-видимому, избирались племенным собранием воинов на срок от 2 до 7 лет. Кочевая демократия, однако. Что ж, всякая демократия устойчива, пока обладает внешними относительно неё источниками ресурсов. Тому есть простое объяснение. На самом деле демократия – это власть капиталов, натужно мимикрирующая под власть народа. В замкнутой системе капиталы всегда воспроизводятся быстрее, чем точки приложения, обеспечивающие им расширенное воспроизводство. Поэтому капиталы всегда ищут их вовне. Только «демократия», способная обеспечить капиталам режим пылесоса в отношении внешнего окружения, обретает устойчивость. Как только режим ресурсного пылесоса ослабевает или вовсе выключается, «демократия» теряет устойчивость. Если не появляется диктатор, способный диктовать волю капиталам, те, утратив точки приложения, как хищники разрывают систему изнутри.

Сведения о том безвременье в Междуречье очень скудны, поскольку демократия гутиев практически не оставила письменных источников. Не создали гутии и своей формы общегосударственного управления. В целом то время представляется эпохой политической нестабильности и культурного застоя. Определить степень влияния гутиев на месопотамскую цивилизацию невозможно.

Если сравнить I-й переходный период в Египте с межцарствованием в Месопотамии, то египетское безвременье было и короче, и сувереннее. Даже ослабленные осколки египетского мета-голема были в состоянии противостоять притязаниям кочевых племён, а процессы, протекавшие в экономике, были полезны для последующего ренессанса.

Междуречье: царство III династии Ура 2112–2003 до н.э.

В 2112 до н. э. царь шумерского нома Урук Утухенгаль прервал владычество гутиев. Он нанес поражение их царю Тиригану и отбросил в горы Загроса. После изгнания гутиев Утухенгаль объединил под своей властью весь Шумер и объявил себя, копируя традицию Саргона, царем Шумера и Аккада. Среди его сподвижников был правитель Ура Ур-Намму. Вскоре Утухенгаль погиб в результате несчастного случая, после чего Ур завоевал Урук и создал единое государство, известное как царство III-й династии Ура.

Царство Шумера и Аккада III-й династии Ура – первая в истории тоталитарная держава. В период 2112–2003 до н.э. она объединила под своей властью Шумер и всю Месопотамию. Новое царство Шумера, несмотря на подчеркнуто шумерский характер и употребление в официальном обороте только шумерского языка, было синтезом шумерской и аккадской традиций. Так, в живом общении аккадский язык практически полностью вытеснил шумерский.

Можно утверждать, что цари III-й династии Ура, декларируя свою шумерскость, фактически следовали Саргону и Нарам-Суэну. Период интересен тем, что де-факто III-я династия Ура скопировала египетскую традицию государственности, но в более жёсткой форме. Царству было присуще огосударствление большей части экономики, контроль и регламентация всех аспектов жизни, четкая государственная идеология. Последствия «копирования» были впечатляющими, но всё же до уровня Египта царство Шумера и Аккада не дотянуло.

В период III-й династии привычное для Междуречья наделение храмов, бюрократии и воинов земельными участками в качестве источника дохода практиковалось существенно реже, чем до и после. Централизации подверглось не только земледелие, но и ремесло, скотоводство, торговля. Тысячи клинописных документов свидетельствуют о наличии жёсткого контроля даже за самыми мелкими хозяйственными операциями. К примеру, известен клинописный документ о списании двух голубей на царскую кухню, снабженный печатями ответственных лиц и контролеров.

Каждую операцию утверждали два человека – ответственный за операцию и контролер. В целях контроля вёлся перекрёстный учёт. Например, отдельно существовал учёт рабочей силы и отдельно выполненных работ. Для перекрёстного контроля поля делились на полосы вдоль и поперек: одни чиновники следили за полями вдоль, другие поперёк. Тем самым получались два независимых источника отчётности. Первичной отчётностью дело не ограничивалось – её сводили в отчёты по отрядам, городам и т.д. за определенные периоды. В царской канцелярии было выработано понятие человеко-дня, которым хозяйственные власти оперировали при расчётах. Как следствие, столетний период III-й династии является одним из наиболее задокументированных периодов древней истории. Даже в сравнении с Египтом, поскольку глиняные носители информации сохранялись лучше папирусных.

В разных музеях мира хранится не менее 100 тысяч глиняных табличек той эпохи, т.е. почти треть всех документов, дошедших до нас от трехтысячелетней эпохи клинописи. Сохранились главным образом хозяйственные документы. Поэтому наши достоверные знания касаются, прежде всего, товарного производства и обмена, а не политических событий:

Образец хозяйственного отчета времен III династии Ура

В государственном секторе использовался труд зависимого населения, включая рабов. Работники объединялись в бригады по видам деятельности: земледельцы, носильщики, пастухи, ремесленники отдельных мастерских. Т.е. разделение труда было достаточно глубоким.

Рабы получали паёк: 1,5 литра ячменя – мужчины, 0,75 литра – женщины, немного кунжутного масла и шерсти, в некоторых случаях пиво, рыбу, изредка финики, никогда мясо. На отдельные виды работ, например, сбор урожая, царские хозяйства нанимали свободных общинников. Их оплата была втрое больше – 4,5 л ячменя.

Продукцию с государственных полей, пастбищ и мастерских свозили на огромные склады и уже оттуда распределяли по местам. Торговлей от имени государства занимались особые агенты – тамкары. Они торговали товарами только с государственных складов. В условиях схлопывания частного товарного сектора  внутреннюю торговлю заменило распределение. Зато процветала внешняя торговля.

Централизация консолидировала ресурсы, что позволило вести успешную экспансию и присоединить к царству огромные территории. Производились объёмные ирригационные работы – чинились запущенные старые каналы и прокладывались новые. По всей стране развернулось широкое строительство. Основатель III-й династии царь Ур-Намму был великим строителем. Он заново отстроил стены Ура, начал строительство величественного зиккурата. Так назывались культовые сооружения Древней Месопотамии, типичные для шумерской, вавилонской, ассирийской, эламской архитектуры. Его следы сохранились до наших дней:

Зиккурат в Уре

После Ур-Намму почти полвека правил его сын Шульги. Он не только был самовластным правителем, но в подражание Нарам-Суэну был обожествлен при жизни. Шульги относительно много воевал в Эламе и предгорьях Загроса. Во второй половине правления Шульги покорилась Северная Месопотамия. Есть сведения о походах III-й династии в Сирию и о том, что Библ вошёл в её зону влияния. На короткое время III-я династия почти восстановила прежнюю империю Саргона и его потомков.

Однако в целом царство Шумера и Аккада III-й династии Ура воевало значительно меньше, чем некогда созданное Саргоном Аккадское царство. Очень активной была невоенная внешняя политика – по всему региону рыскали торговые и дипломатические агенты, которые не только занимались торговлей, но и прославляли своих царей.

Огромная бюрократическая система государства включала писцов, надзирателей, контролеров и пр. Все эти должности были весьма привлекательны, поскольку гарантировали повышенный паёк. Вместе с тем требовалась большая масса образованных людей. Поэтому образованию уделялось большое внимание. Так, царь Шульги личным распоряжением приказал принимать в школы как можно больше детей, причём в качестве исключения детей из незнатных и нечиновничьих семей.

В условиях регламентации в Месопотамии впервые воцарился длительный период мира и порядка. Это были единственные сто лет относительно спокойной и созидательной жизни. Впервые в истории региона возникают многочисленные поселения за пределами городов. До этого из-за постоянных войн и набегов постоянные жилища располагались только под защитой городских стен.

Меж тем царству Шумера и Аккада так и не удалось повторить египетскую традицию длинного государства. История его падения весьма характерна для Месопотамии, чтобы остановиться на ней подробнее. Триггером к распаду стало нашествие кочевого народа амореев – западной ветви семитов. Напомним, что те же амореи позже составили основу племён, покоривших в 1650 до н.э. дельту Нила, названных египтянами гиксосами.

В 2022 до н.э. последний правитель Ибби-Суэн небезуспешно воевал в Эламе. Меж тем многочисленные аморейские племена врывались в Южную Месопотамию. Их сил было недостаточно, чтобы покорить страну, но они грабили население, перерезали дороги, пасли своих овец на ячменных полях и заставляли население прятаться за стенами городов. В местностях присутствия амореев хозяйственная жизнь начала разрушаться, отряды гурушей распадались и разбредались, поскольку централизованное снабжение со складов было нарушено. Чтобы как-то прокормиться, толпы голодных людей грабили страну не хуже амореев. Царство Шумера и Аккада погружалось в анархию, энси на окраинах государства начали отделяться.

Когда Ибби-Суэн, наконец, вернулся из Элама, в столице назревал голод. Он послал своего сановника Ишби-Эрру закупить зерно в западных областях, незатронутых вторжением. Ишби-Эрра справился с задачей и собрал огромные запасы хлеба в маленьком городке Иссин. Но вместо его доставки вступил в союз с местными правителями против Ибби-Суэна. Вскоре Ишби-Эрра захватил Ниппур. Многие правители номов отпали от Ура и признали его царём: в руках Ишби-Эрра был хлеб, культовый центр Шумера – храм Энлиля в Ниппуре, и находившаяся там сокровищница. С 2021 г. до н. э. Ишби-Эрра основал своё собственное царство и династию Иссин. Что ж, местная олигархия Месопотамии всегда была на подхвате, когда имелась возможность раздербанить государство.

В 2003 до н.э. амореи пропустили через свои территории войско Элама, захватившее и разрушившее Ур. Царство Шумера и Аккада распалось на множество царств. Поток многочисленных полукочевых общин амореев на земли Древней Месопотамии возрос. Постепенно они захватили все царские престолы в Нижнем и Среднем Междуречье, включая будущую Ассирию. Шумеры и аккадцы вскоре были ассимилированы – растворились в массе семитов. Существование их как этноса-фундамента шумерской государственности закончилось.

Следующие сто лет до 1900 до н.э. были очередным периодом безвременья в Междуречье, пока новым центром государственности не стал Вавилон.

Междуречье: Старовавилонское царство 1900-1595 до н. э.

В эпоху III-й династии Ура Вавилон, расположенный в среднем течении р. Евфрат, пребывал в роли заштатной провинции. Но с началом II тыс. до н. э. ему выпал джокер – аморейское племя яхрурум сделало его своей столицей. Благоприятное расположение на торговых путях поспособствовало великой судьбе города. Благодаря их энергетической подпитке началось постепенное возвышение Вавилона в качестве нового политического и культурного центра Междуречья.

Старовавилонское царство отсчитывается примерно с 1900 до н.э. Поначалу оно было небольшим. И с первых лет существования было втянуто в ожесточённые войны с соседними племенами и номами Нижней Месопотамии.

Высший расцвет Старовавилонского царства случился через сто лет после начала и пришёлся на правление аморейского царя Хаммурапи 1792-1750 до н. э.   Хаммурапи основал первую вавилонскую династию, называемую аморитской. В результате масштабных войн им были присоединены Шумер, Аккад, часть Элама, включая столицу Сузы. Даже Ассирия к окончанию правления Хаммурапи попала под влияние Вавилона:

Ослабление с падением царства Шумера и Аккада института государственности имело следствием длительный период постоянных маршей вдоль и поперек Месопотамии больших групп хорошо вооруженных людей. К сожалению, это привело к культурной деградации. Её явный признак – снижение искусности вавилонских мастеров  в сравнении с мастерами III-й династии Ура. Один из немногих дошедших до нас памятников периода раннего Вавилона – стела законов Хаммурапи. Фигуры на ней статичны, техника изготовления рельефа грубее, чем на уникальной стеле Нарам-Суэна, сделанной почти полутысячелетием ранее. То же самое можно сказать о мелкой пластике и об изображениях на цилиндрических печатях.

Положение преемников Хаммурапи серьезно осложнили восстания, активизация Элама на юге, эшнуннов и горных племен касситов на северо-востоке, хурритов и Хеттского царства на севере. Хеттов ещё называют хатти или хатты – это рыхлое, но огромное царство, занявшее в ту пору практически всю территорию современной Турции. Ведя постоянные тяжелые войны, преемники Хаммурапи так и не смогли удержать Вавилон в его границах. Территория царства всё время съёживалась. При сыне Хаммурапи Самсу-илуне 1750-1712 до н.э. от Вавилонии отложилась Ассирия и самые низовья Месопотамии. Там образовалось просуществовавшее свыше двухсот лет государство Приморской династии. Его ещё называют Страна Моря – болотистая область в дельте рек, впадавших в Персидский залив с севера, включая Тигр и Евфрат. При Самсу-илуне прозвучал первый грозный звонок: начались нашествия племен касситов – горных скотоводов из центральной части хребтов Загроса, использовавших в качестве ударной силы своего ополчения колесницы.

В правление Самсу-илуна случилось ещё одно катастрофическое с точки зрения государственности событие. Сначала разгром, учинённый в ходе подавления в 1739 до н. э. восстания в Уре и Ларсе, привёл к прекращению деятельности действовавших там высших школ клинописной грамоты. А в 1722 до н. э. Приморское царство захватило Ниппур, в связи с чем захирела возникшая ещё при Шумере самая важная школа клинописи в Ниппуре, которая была центром создания и передачи сложнейшей письменной и культурной традиции. После отвоевания Ниппура школа так и не смогла восстановить своего значения. По-видимому, была сделана попытка перенести центр обучения писцов в Вавилон, однако творческая продуктивность прослойки писцов с этого момента резко падает вместе со знанием шумерского языка, ибо уровень владения им писцов резко снижается.

После Самсу-илуну съёжившемуся и хиреющему Вавилону чуть более столетия удавалось сдерживать натиск внешнего окружения. Около 1595 до н. э. созданное амореями на месте Шумера и Аккада Старовавилонское царство, было уничтожено. Его захватили хетты, разграбив и учинив страшные разрушения.

Египет–Междуречье: сравнительный итог 2150-1560 до н.э.

В этом интервале в Египте случился I-й переходный период 1250-2050 до н.э., Среднее царство 2050-1750 до н.э. и II-й переходный период 1750-1560 до н.э. Возвышение во второй половине I-го переходного периода Фиванского царства и последующее блестящее правление в эпоху Среднего царства XI-XII-й династий обеспечили три с половиной столетия 2100-1750 до н.э. устойчивой государственности. В течение этих шестисот лет египтяне менее столетия находились под правлением пришлых племён амореев, которые так и не смогли полностью захватить Египет, тем более ассимилировать коренной этнос.

В этот же период в Междуречье попытки стабилизировать большую унитарную зону разделения труда вновь не привели к значимым результатам, что, впрочем, для Месопотамии стало традиционным. Имело место всего два с половиной столетия относительно устойчивой государственности с очень условной преемственностью.

Одно столетие обеспечило царство Шумера и Аккада III-й династии Ура 2112–2003 до н.э., которое во многом скопировало государственную традицию Египта. Однако под ударами кочевников-амореев удержать её не смогло, утратив в итоге не только государственную, но и этническую доминанту, растворившуюся в семитской. За падением Шумера и Аккада последовал сопровождавшийся культурной деградацией столетний переход к Старовавилонскому царству, основанному пришлым этносом – амореями.

Старовавилонское царство подарило Месопотамии ещё полтора столетия относительно устойчивой государственности 1900-1750 до н.э. Короткий её расцвет пришёлся на правление царя Хаммурапи 1792-1750 гг. до н. э. После Хаммурапи царство стало терять устойчивость и территории, но самое страшное – с 1739 до н.э. началась утрата письменности. Последовала дальнейшая деградация и без того слабой государственности Междуречья, о чём пойдёт речь ниже.

Приступаем к заключительному этапу сравнения.

Египет: Новое царство 1550-1070 до н.э.

После изгнания гиксосов и восстановления египетской государственности стартовал самый блестящий продолжавшийся пять столетий период древнеегипетской истории – эпоха Нового царства, охватившего правление XVIII-XX-й династий. Именно в этот период древнеегипетская цивилизация достигла наибольших высот в своём развитии, в том числе была создана самая крупная по территории египетская держава.

Военная активность привела к резкому возрастанию численности армии и совершенствованию её комплектования. Армия была основательно реорганизована, заново создан военно-морской флот. Было усовершенствовано фортификационное искусство: египтяне стали возводить сильно укреплённые крепости – центры проекции их господства в завоёванных странах.

Под влиянием гиксосов в армии ввели отряды колесничих. Лёгкие колесницы с экипажем из двух человек запрягались двумя конями. Возница управлял колесницей и прикрывал щитом вооруженного сложным луком второго бойца. Египтяне стали устраивать конные заводы, освоив новую для них отрасль – коневодство. Управление конными заводами считалось очень почётной государственной службой. Пешее войско продолжало играть основную роль в сражениях. Были приняты на вооружение два новых типа меча: массивный прямой и более лёгкий серповидный. Для защиты воинов стали использовать пластинчатый панцирь. Отряды тяжеловооружённых воинов дополнялись легковооружёнными лучниками и копейщиками. Были введены специальные тренировки для повышения дисциплины и манёвренности войсковых единиц в бою.

Огромная энергетически эффективная унитарная зона товарного обмена способствовала быстрому накоплению капиталов, как частных, так и государственных. В поисках точек эффективного вложения капиталы требовали расширения зоны. Императив расширения в сочетании с высокоэффективной армией превратил Египет в империю. При Аменхотепе I 1525-1504 до н.э. Египет вернулся в границы более чем трёхсотлетней давности времён великого фараона XII-й династии Сенусерта III. Следующий фараон Тутмос I 1504-1492 до н.э. развернул масштабные завоевательные походы. При нём египетская армия впервые достигает хурритского государства Митанни далеко на севере. Тутмос I был первым погребённым в Долине Царей в Фивах.

После короткого правления Тутмоса II трон заняла его жена, дочь Тутмоса I великая царица Хатшепсут 1490-1468 до н.э. Она вела активную строительную деятельность, воздвигла множество памятников по всему Египту, в т.ч. известный храм в Карнаке (Фивы). При её дворе творили талантливые мастера. В правление Хатшепсут была восстановлена международная торговля, проведено несколько успешных военных походов,  расширены границы царства.

Но воистину гигантских размеров империя достигла при преемнике Хатшепсут её пасынке Тутмосе III 1468-1425 до н.э., который стал величайшим египетским воителем. Он создал империю от Северной Сирии до V-го порога Нила, победив в 17-ти военных походах, потеснив сильные государства Ближнего Востока, включая Митанни и Вавилонию, на близких к ним территориях. Развивая военные успехи, Тутмос III приказал волоком перетащить корабли из Средиземного моря на реку Евфрат и переправил часть войск на левый берег великой реки. Северной границей египетской державы стал расположенный в излучине Евфрата город Кархемиш. Никогда еще египтяне не заходили так далеко на север. Не случайно Тутмоса III называют «Наполеоном Древнего мира».

Принципиально изменились отношения Египта с захваченными странами: если в прежние времена египтяне довольствовались единовременной добычей, то теперь была организована их систематическая эксплуатация путём взимания ежегодной дани.

Величайший расцвет древнеегипетской цивилизации пришёлся на «солнечного» фараона Аменхотепа III 1388-1351 до н.э. Тому свидетельство грандиозные храмовые комплексы и превосходные памятники, скульптуры и прочие произведения искусства – шедевры египетских собраний всех музеев мира. Необычайных высот достигают отношения с соседними державами, о чём свидетельствует амарнский архив дипломатической переписки. Аменхотеп III и его сын Эхнатон предпочитали обмениваться с соседями подарками, а не вести войны.

В Санкт-Петербурге присутствует наглядное свидетельство величия той эпохи – два установленные на набережной сфинкса с ликами Аменхотепа III. Их появлению город обязан Андрею Николаевичу Муравьёву. Будучи в Александрии он загорелся их покупкой. Но пока согласовывал её с российской казной, продавец сфинксов, как водится англичанин, договорился с французами, и сфинксы чуть не уехали во Францию. Сделку спасла очередная французская революция. Своё место на набережной сфинксы заняли в 1834 г.:

Сын Аменхотепа III Эхнатон 1351-1334 до н.э. чуть было не разрушил Египет религиозной реформой. Суть её заключалась в поклонении единому богу Атону, что сопровождались закрытием храмов Амона и прочих культов, притеснением жрецов и исконной аристократии. Реформы привели к глубокому внутреннему кризису. Ввести в Египте единобожие так и не удалось, поскольку продвигало его не божественное откровение, а грубая административная сила. К тому же старая жреческая аристократия отчаянно сопротивлялась единому Богу.

Правивший вслед за Эхнатоном Тутанхамон 1332-1323 до н.э. успел, несмотря на раннюю смерть в 19-летнем возрасте, отменить реформы. Особую известность ему принесла усыпальница, которая оказалась одной из немногих не разграбленных гробниц. Тутанхамон не имел прямых наследников, и через него XVIII-я династия прервалась. Египет вступил в эпоху Рамсесов.

Величайшим фараоном следующей XIX-й династии стал правивший 67 лет великий Рамсес II 1279-1212 до н.э. За Рамсесом II большое число побед, однако держава в границах Тутмоса III так и не была восстановлена. Рамсесу помешало хеттское царство, ставшее опорой мелких князей Сирии и Палестины. В конечном итоге Северная Сирия и царство Амурру (на территории современного Ливана) остались за Хетти. Тем самым оно разделило с Египтом восточное побережье Средиземного моря. На короткое время карта присредиземноморских цивилизаций приняла лаконичный вид четырёх цивилизаций – египетской, ассирийской, хеттской и микенской:

Во многом под давлением ассирийской угрозы на 21-м году царствования Рамсеса II между Египтом и Хетти был заключён первый в мировой истории из дошедших до нас дипломатически оформленный договор. Договор был клинописным и составлен на аккадском языке – языке международной переписки того времени. Спустя тринадцать лет после его подписания на 34-м году правления Рамсес II скрепил его браком со старшей дочерью хеттского царя Хаттусили III. Она не затерялась в ряду второстепенных жён царя, как это обычно случалось с иностранками, а стала великой супругой фараона. Через восемь лет на 42-м году правления Рамсеса II вторая дочь Хаттусили III тоже стала женой фараона.

«Рамсес II ценой огромных усилий и затрат восстановил древний канал между двумя морями через Вади-Тумилат, остатки которого были найдены при рытье современного Суэцкого канала. Вдоль него стояли города, а на берегах – гранитные стелы на высоких пьедесталах, восхищавшие мореходов и рассказывавшие им о величии фараона и смелости его замыслов». Пьер Монте, «Египет Рамсесов».

Между Египтом и Азией более чем на столетие установился мир, что вызвало взрыв торговой активности в регионе. Для многих городов эта эпоха стала периодом небывалого роста и укрепления экономического благосостояния. С этого времени отношения между Египтом и Азией претерпели качественные изменения. Если раньше все участники военных походов возвращались с добычей на берега Нила, то теперь часть египтян оставались жить в городах Сирии и Палестины.

К заслугам Рамсеса II относится и отражение волны нашествия «народов моря» – предположительно группы средиземноморских народов из региона Эгейского моря.

Во время правления Рамсеса II было создано огромное количество храмовых комплексов и монументальных произведений искусства, в том числе уникальные скальные храмы Нубии в Абу-Симбеле, Вади эс-Себуа и пр., и пр., и пр. Невероятным был и объём строительства в самом Египте. Из оставленных Рамсесом II статуй самыми крупными на сегодняшний день являются четыре 20-метровых его статуи в Абу-Симбеле на юге страны:

Через восемь лет после смерти Рамсеса II XIX-ю династию сменила XX-я. Из одиннадцати её фараонов девять подряд были Рамсесами с номерами с III-его по XI-й.

Кризис власти в Египте наметился уже к концу правления очередного великого Рамсеса – Рамсеса III 1184-1153 до н.э. Поначалу он укрепил власть фараонов, отметился колоссальным храмовым строительством и крупными военными победами. Рамсес III отразил вторую лавину «народов моря» и выиграл великую битву с ливийцами. После победы Рамсеса III старый ливийский царь Капуро написал фараону, умоляя помиловать своего сына, который попал в плен к египтянам, и предлагал принять все муки вместо него. Но все оказалось тщетно. Ливийская угроза была столь велика, что сердце фараона не пожелало открыться милосердию, Пьер Монте, «Египет Рамсесов». При отражении натиска «народов моря» ожесточённые сражения происходили на суше и море. Хеттское царство, к примеру, под их ударами не выстояло, было навсегда разорено, а народ его ассимилирован победителями.

Очередной цикл устойчивой государственности Египта подходил к своему логическому завершению. Внешнее сопротивление, инфраструктурные и технологические ограничения на консолидацию и управление столь огромной зоной разделения труда поставили предел дальнейшей экспансии Египта. Поэтому огромные капиталы накапливались, и не находя инвестиционных возможностей, вернулись к поиску точек приложения внутри системы, в том числе к вопросам перераспределения административной власти. Рамсес III, чувствуя шаткость власти, желал опереться на помощь жречества. Он предоставил храмам множество привилегий и делал огромные пожертвования. В результате значение жречества возросло до уровня, когда храмы противопоставили себя центральной власти.

В правление Рамсеса III пост верховного жреца Амона в Фивах стал фактически наследственным. При Рамсесе IV 1153-1147 до н.э. Египет потерял практически все свои владения в Сирии и Палестине, сохранив за собой лишь Нубию. Власть и престиж быстро сменявшихся фараонов уменьшались, тогда как власть и богатство жрецов росли, и фараоны ничего не могли этому противопоставить. Попытка Рамсеса IX 1126-1108 до н.э. уменьшить права верховного жреца Амона провалилась. Противостояние с жрецами имело катастрофические последствия для центральной власти, « ибо, пока фараон сам считался сыном Бога, простой люд, в общем, мирился со своей участью и не решался на восстание, а те, кто мог бы нарушить установленный порядок, предпочитали его поддерживать: ссориться с Богом было не в их интересах», Пьер Монте, «Египет Рамсесов».

В правление последнего царя XX-й династии Рамсеса XI 1099-1069 до н.э. верховный жрец Амона сосредоточил в своих руках все высшие государственные должности: должность чати – высший чиновник, отвечавший за все аспекты управления государством, правая рука фараона, и должность главы египетской армии. После смерти Рамсеса XI власть окончательно перешла к жрецам, что означало превращение Египта в жреческое государство. Учитывая многобожие Египта, это не могло не привести к катастрофическим последствиям. Так, в Дельте верховенство жрецов Амона из Фив не признали. Там образовалась своя XXI-я династия, правившая из Таниса. В результате Египет, как единое государство, перестал существовать.

В Египте начался III-й переходный период. А тем временем в Междуречье…

Вавилон: правление III-й династии касситов 1595-1157 до н.э.

Междуречье мы оставили в 1595 до н. э., когда созданное амореями на месте Шумера и Аккада Старовавилонское царство было захвачено и уничтожено хеттами. Власть, хотя и упала в очередной раз, однако оптимальный уровень инсоляции, обилие воды, оптимальные маршруты торговых путей – всё это никуда не делось и выступало энергетической предпосылкой для очередного ренессанса.

Власть в Вавилоне подобрали касситы – древние скотоводческие племена, обитавшие в горах Загроса у северо-западных пределов Элама. Они стали очередной верховной элитой на месте царства Шумер. Династия касситов правила Вавилоном почти четыре с половиной столетия, отсчитывая с 1595 до н. э., что не стало эквивалентом стабильности и процветания. С одной стороны, касситы отчасти вернули Вавилону былое величие, в частности, присоединив около 1450 до н. э. Приморское царство (Страну Моря). С другой стороны, вавилонское государство времён касситов сложно отнести к устойчивым и сильным.

История касситской Вавилонии известна значительно хуже, чем история предшествовавшего ей Старовавилонского царства. Источники по данному периоду – как письменные, так и археологические – относительно малочисленны. Создаётся ощущение, будто бы в Вавилоне практически исчезла письменность. Проблемы с ней, напомним, начались ещё в правление аморейской династии после разгрома в 1739 до н. э. традиционных высших школ клинописной грамоты в Ура и Ларсе и утраты в 1722 до н. э. самой важной школы в Ниппуре. Последствия деградации впечатляют: после воцарения в 1595 до н. э. Агума II в течение почти двух с половиной столетий, вплоть до 1351 до н.э., неизвестны имена ряда царей и не установлены диапазоны правления подавляющего большинства тех, чьи имена известны. Цари той эпохи известны не из внутригосударственных источников, а из международных договоров и переписки, особенно с египетскими фараонами, или же вследствие важных побед, отражённых в сторонних источниках.

Так, Бурна-Буриаш I известен по мирному договору с Ашшуром от 1510 до н.э., Караиндаш I по договору от 1415 до н.э. о границе с Ашшуром. Цари Каштилиаш III и его брат отметились победой и присоединением Страны Моря в 1460 и 1450 до н.э. соответственно.

Уровень отношений касситских царей с египетскими фараонами известен по их переписке. Кадашман-Харбе I засветился в переписке с Аменхотепом III 1388-1351 до н. э., его сфинксы установлены на Университетской набережной Санкт-Петербурга. Судя по письмам, это было общение старшего с младшим. Так, Аменхотеп захотел получить в свой гарем вавилонскую царевну. Кадашман-Харбе ответил, что он уже отдал ему свою сестру, судьба которой ему неизвестна. Вавилонские послы не узнали её в женщине, предъявленной фараоном: «Это дочь какого-нибудь нищего, какого-нибудь гагея или ханигальбатца». В ответ фараон посетовал на ложь послов и не сопроводил письмо обычными подарками. Урок подействовал, и Кадашман-Харбе согласился отослать в Египет свою дочь, но в ответ запросил царевну из Египта. Фараон ответил короткой ссылкой на статью закона: «Египетская царевна никому не может быть отдана». Ответ Кадашман-Харбе был настоящим плачем Ярославны: «Почему же брат мой не прислал мне жены? Ведь ты действительно не прислал её. Может быть и мне поступить так же? Нет, у меня есть дочери, и я готов отдать за тебя любую…». Длинные стенания, в конце концов, закончились обозначением цены сделки: «Если ты мне пришлешь к сроку менее трёх тысяч талантов золотом, я не приму, отошлю назад и не выдам за тебя мою дочь…». На том и сошлись.

Следующий царь Вавилонии Куригальзу I тоже поддерживал дружественные отношения с Аменхотепом III и отдал в его гарем свою дочь. Когда сирийские цари попытались вовлечь его в союз против фараона, тот ответил категорическим отказом на том основании, что находится в союзе с фараоном, и угрожал войной в случае, если замышляемая коалиция осуществится.

Практическое отсутствие документов явно свидетельствует о качестве канцелярии, тем самым и самой государственности – без беспристрастных информационных носителей в социальном организме не наладить циркуляцию адекватной реальности информации. Не исключено, что только поддержка Египта и слабость соседей «прощала» кассидских царей. И лишь спустя двести лет во времена Бурна-Буриаша II до н. э. вновь появились во множестве вавилонские деловые и хозяйственные документы.

Бурна-Буриаш II вступил на престол практически одновременно с сыном Аменхотепа III Эхнатоном в 1351 до н.э. В начале царствования он поддерживал дружественные отношения с Египтом. Доказательством тому поздравительное письмо Эхнатону в связи с вступлением на престол. В нём Бурна-Буриаш заверяет фараона в своей дальнейшей дружбе и традиционно отдаёт в его гарем свою дочь. Но Эхнатон, погружённый в религиозные реформы и дела Египта, был плохим дипломатом, сам нуждался в золоте, потому был далеко не так щедр, как его отец. Тон дошедших до нас пяти писем Бурна-Буриаша постепенно меняется: от выпрашивания денег и подарков он постепенно проникается, скорее всего вынужденно, чувством личного и государственного достоинства. Особенно после заключения Египтом дипломатических отношений с Ассирией, на верховную власть в которой царство Вавилона сохраняло притязания, хотя давно не осуществляло её. В итоге Бурна-Буриаш разорвал союз с Египтом и оказался в числе его врагов – стал ориентироваться на царства Митанни и Хетти. В том числе выдал свою дочь за хеттского царя Суппилулиуму I. Правление Бурна-Буриаша II было апогеем касситского могущества Вавилона.

Следующие 150 лет характеризуются нарастающими столкновениями Вавилона с Ассирией на фоне накапливающихся проблем. В отношениях с царским дворцом кассидские роды обладали определенной автономией, и цари, стремясь заручиться поддержкой крупной знати, раздавали иммунитетные грамоты, освобождавшие от уплаты налогов. Число освобождений неуклонно росло, что вело к деградации государственной системы. Доходы казны сокращались, а местная аристократия напротив усиливалась, что негативно сказывалось на устойчивости единой зоны разделения труда, как следствие, на экономической и военной мощи, социальной стабильности.

Дело оставалось за малым – дождаться усиления противников. Их дождались в лице Ассирии и Элама. В 1223 до н.э. ассирийский царь Тукульти-Нинурта I завоевал царство Вавилона. Сам город подвергся жесточайшему разграблению, стены города были разрушены, храмы разграблены, множество жителей казнены или угнаны в рабство. Ассирия недолго правила царством Вавилона, но на короткое время средиземноморье приняло изящный и лаконичный вид четырёх цивилизаций – египетской, ассирийской, хеттской и микенской, который уже приводился на карте выше.

Вскоре следующий царь восстановил государственность Вавилона, но быстро менявшаяся череда кассидских царей не смогла сохранить её. Очередной удар нанес Элам – в 1157 до н. э. Царство Вавилона подверглось небывалому опустошению. В качестве военной добычи Эламу досталась и знаменитая стела с законами Хаммурапи – великого старовавилонского царя. Археологи обнаружили её в столице Элама Сузах.

Правление III-й вавилонской династии касситов прервалось.

Вавилон: правление II-й династии Иссина 1157-1069 до н.э.

Однако Эламу не удалось зафиксировать владычество над Вавилоном. Следующее восстание вспыхнуло уже в 1158 до н.э. Его предводитель Мардук-кабит-аххешу сбросил господство Элама. В Иссине было положено начало IV-й вавилонской династии. В Иссине они были II-й династией правителей. Из Иссина, напомним, началось разрушение в 2021 до н.э. царства Шумера и Аккада III-й династии Ура. Восстановив царство, его новые правители переместилась из Иссина в Вавилон:

Вавилон сумел успешно посражаться с Ассирией, доходя до её сердца, а при Навуходоносоре I 1125-1104 до н. э. нанес столь сокрушительный удар по Эламу, что упоминания о нём исчезли из источников на три века, вплоть до 821 до н. э. На правление Навуходоносора I пришёлся пик могущества II-й династии Иссина.

Однако положение внутри страны продолжало оставаться неустойчивым. Как возможная точка сборки всей Месопотамии, царство Вавилона наступило на привычные грабли: Навуходоносор I, как и прежние цари, продолжил искать опору в могущественных владетельных фамилиях, чем объясняются дошедшие до нас иммунитетные грамоты. Их раздача по-прежнему ослабляла центральную власть и усиливала местные аристократии. Брату Навуходоносора I Мардук-надин-аххе 1099-1081 до н. э. удалось отстоять Вавилон в ходе двух ассирийских вторжений, но голод в последний год его правления имел печальные последствия. Находившиеся на западе кочевые и полукочевые арамейские племена, растворявшие в себе амореев, в значительной мере зависели в получении продовольствия от оседлого населения Месопотамии, с которым вели интенсивную торговлю. Из-за голода, а в иных городах дело доходило до людоедства, привычные источники пищи оказались перекрыты. Тогда арамеи двинулись в Междуречье, пытаясь силой взять то, что раньше выменивали. Их нашествие поколебало и Ассирию, и Вавилон.

В правление следующего царя Мардук-шапик-зери 1081-1068 до н.э. в страну продолжили вторгаться и оседать все новые и новые орды арамеев. В конце концов, в 1068 до н.э. вавилонский престол был захвачен одним из арамейских князей Адад-апла-иддином. Прогрессирующий кризис Вавилонии привёл к тому, что тот признал себя вассалом ассирийского царя. Случилось это тогда же, когда в Египте начался его III-й переходный период.

Итоги сравнительного социогенеза 3120-1070 до н.э.

Краткий описательный итог таков:

В начале древней истории – конец IV тыс. до н. э. – на Ближнем Востоке можно обнаружить два государства: Египет и Шумер. История древнеегипетской государственности продолжалась вплоть до н.э., когда Рим прервал династию Птолемеев. Шумерская государственность продержалась, в лучшем случае, до вавилонского царя Хаммурапи, то есть около 1200 лет. Таким образом, древняя египетская государственность просуществовала без прерываний более чем в два раза дольше, чем шумерская.

Египет объединился в начале своей истории, после чего если и распадался, то редко. В Шумере же на протяжении всей его истории цари разных городов постоянно боролись за верховенство. В результате в Шумере за период с 2750 по 2316 до н.э. сменилось 14 династий. В Египте же за тот же период сменилось всего 4 династии. Шумер был внутренне слаб и склонен к распаду. Египет был силён внутренней организацией и склонен к единству. В общем, Египет был централизованным государством, а Шумер – страной раздробленной, похожей на Русь до монголов.

Элиты в Шумере и Египте были разные. В Шумере элитой были цари разных городов, в Египте – вертикаль власти фараона.

Результатом феодальной раздробленности Шумера стало следующее: в Ираке после Шумера и до парфян не было устойчивой, продолжительной и одновременно единой государственности. И Вавилон эпохи Хаммурапи, и  Ассирийское царство, и даже Персидская держава Ахеменидов, были едиными, но не централизованными государствами, склонными к распаду, с коротким периодом существования – не более 250 лет. Всё потому, что наследники Шумерской традиции обладали такой же элитой, что и Шумер, то есть элитой раздробленной, феодальной, своенравной.

Эта элита очень внимательно следила за царской властью, и как только царская власть слабела, элита разваливала государство.

В итоге история древнего Ирака – это история постоянных изменений, история разных государственностей: шумерской, вавилонской, ассирийской, касситской, эламской, персидской и пр. История же Египта – это история одной традиции, одной государственности – древнеегипетской. Ссылка

Добавим, что Египет, прежде всего, сформировал и сохранил этническую доминанту – прочный фундамент для устойчивой интеграции огромных территорий. В течение Раннего, Древнего, Среднего и Нового царств он в продолжение почти 18-ти веков поддерживал устойчивую государственность. Её встряхнули лишь два переходных периода 2150-2050 и 1750-1560 до н.э. При этом под правлением пришлых племён – гиксосов – Египет пребывал менее столетия, и то лишь частично.

В это же время царство Шумер и его преемники сгенерировали лишь 11 веков государственности, которую никак не назовёшь устойчивой: Аккадское царство 2316-2137 до н.э., царство Шумера и Аккада III-й династии Ура 2112-2003 до н.э., Старовавилонское царство аморейской династии 1900-1595 до н.э., вавилонское царство III-й касситской династии 1595-1157 до н.э. и II-й династии Исина 1157-1069 до н.э. Карнавал сопровождался сменой этнической доминанты: с шумерской на аккадскую (семитскую), которую сменила аморейская (тоже семитская), и, наконец, касситская (кочевых племён с гор Загроса). На этом процессы этнического ребрендинга некогда шумерских земель отнюдь не закончились.

Ни одно из царств Месопотамии не послужило точкой её сборки в единую устойчивую систему разделения труда, способную не только защитить себя от кочевых племен, но и вовлечь их в орбиту своей экономической мощи. Все большие государства Месопотамии оказались энергетически неэффективными системами, разрушавшимися при малейшем ослаблении пассионарной энергии аристократии, их цементировавшей. Тогда как Древний Египет был энергетически целесообразной системой, демонстрировавшей на протяжении более чем двух тысяч лет поразительную стабильность и способность к интеграции, чем разительно отличается от государственности Месопотамии.

В чём причина столь кардинальных различий итогов социогенеза, протекавшего в поразительно схожих геофизических условиях? Ответ на этот вопрос в следующей заметке.

Разная история предопределила принципиально разное прохождение Египтом и Вавилоном почти полутысячелетия последующих смут.

Эпоха смут в Египте и Вавилоне

После 1070 до н.э. и Египет, и Вавилон на пять столетий погрузились в смуту. Только если для Египта при всех его бедах это были трудные времена, в которых он сохранил этническую доминанту и традиции, то в Вавилоне наступили настоящие тёмные века.

Третий переходный период в Египте 1070-664 до н. э. характеризуется слабостью царской и мощью религиозной власти. Египет превратился в арену соперничества региональных группировок аристократии, включая жреческую. Больше не существовало силы, способной консолидировать ресурсы общества для проведения активной внешней политики. Египет перестал быть великой державой Восточного Средиземноморья и постепенно утратил свои чужеземные владения, ослабел контроль даже над сильно египтизированной Нубией.

Происходило массовое проникновение ливийцев в Нижний Египет. Они селились там целыми племенами, образуя костяк египетской армии. Их вожди всё чаще занимали посты номархов и вступали в родственные отношения с местной светской и духовной знатью. С 950 по 715 до н. э. Египтом правила XXII-я ливийская династия. На пике раздробленности одновременно правили эфиопские, нубийские (кушитские) и ливийские династии. Только фараон Псамметих I, правивший 664-610 до н. э., основатель XXVI-й династии, известной как Саисская, покончил с раздробленностью и восстановил независимость Египта, ссылка.

В Вавилоне деградация государственной системы достигла невероятных глубин. Магнаты окончательно подчинили царя своему влиянию, в результате, Вавилон превратился в своеобразную республику. Реальная власть оказалась в руках олигархии. Отныне царственность стала подобием магистратуры – владыка Вавилонии должен был каждый праздник Нового года переизбираться на новый срок. Касситские династии сменила эламитская, а VIII-я династия вообще объединяла разных по происхождению правителей. IX-ю династию, тоже смешанную, основал  Набу-мукин-зери – вождь халдейского племени Бит-Амукану.

Могущество олигархии зиждилось на крупных земельных владениях – латифундиях. Их распространение приводило к стагнации экономики, усилению социальной напряжённости и ухудшению положения населения. Ситуация усугублялась вторжением кочевников – арамеев и халдеев, принявшего характер стихийного бедствия. Из-за их набегов, цари порой не могли покинуть город, чтобы принять участие в ритуале Нового года. Регионы были предоставленными самим себе. В итоге, страна окончательно оказалась в неуправляемом состоянии и потеряла способность отстаивать  независимость.

Характерно, что когда Вавилон захватила Ассирия, завоевателей поддержала олигархия, выгодное положение которой обеспечивалось мощью ассирийского оружия. Правление Ассирии не принесло ожидаемого успокоения стране. Проблемы населения так и не были решены, как следствие, оно всё чаще ориентировалось на халдеев, как на единственную значимую силу.

За столетия потрясений численность этнических вавилонян сократилась. Они всё больше смешивались с халдеями, которые в VII веке до н.э. составили большинство населения Нижней Месопотамии. Смешение привело к тому, что в соседних странах вавилонян всё чаще именовали халдеями.

Только в 615 до н. э. халдейская династия восстановила независимое от Ассирии Нововавилонское царство. Его следующий царь 605-562 до н.э. стал величайшим вавилонским царём. Им велись успешные войны с восстановившим единство Египтом – были захвачены большая часть Сирии и Палестины, а также вся Финикия. В декабре 601 до н. э. Навуходоносор II в союзе со скифами попытался напасть на сам Египет и подступил к египетской границе. В ожесточенном сражении египтянам удалось остановить его, но после сражения фараон Нехо II был вынужден вообще отказаться от мысли вести в ближайшие годы борьбу с Вавилоном за азиатские провинции. Во время правления Навуходоносора II провинцией Нововавилонского царства стала Иудея. Два раза в 597 до н. э. и в 586 до н. э. ему приходилось покорять Иудейскую территорию. В последний раз был разрушен Иерусалим, ссылка.

С времён Навуходоносора II началась совсем другая история.

Ссылки

При написании заметки, помимо упомянутых в тексте, были использованы материалы 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15. Это перечень ссылок, которые удалось не потерять в пылу работы. Естественно, присутствовал и сёрфинг по википедии.

Февраль 2017


Комментарии Всего: 18

Оставить комментарий:


*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>